Пресс-центр

Во время войны

О работе электросетевого комплекса Северо-Запада в годы Великой Отечественной войны

 

На линии огня

Столицу кольских энергетиков – посёлок Мурмаши, вместе с работающей Нижнетуломской ГЭС и подстанциями, прикрывал с воздуха истребительный  полк, а на близлежащих сопках стояли зенитные расчеты, часто состоявшие из девушек - почти подростков, о которых рассказано в повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие». Вот так выглядели Мурмаши в годы войны в воспоминаниях бывшей медработницы Марии Христенко:
 
«Шел 1941 год. В небе Мурмашей показались немецкие самолеты, начались страшные бомбежки. Первые дни были налеты на военный аэродром, строительство которого только началось. Убитых и раненых было более 200 человек. Мы, медики, сразу прибыли на аэродром, на помощь пришли комсомольцы, с которыми я вела кружок ГСО, а так же жители поселка, энергетики. Вскоре прибыли с областной больницы несколько автобусов. Раненные кричали от боли, а другие говорили, по щекам текли слёзы: «Напишите родным» и на глазах умирали, лежа на земле, расстрелянные из пулеметов и пушек. От бомбёжки люди доходили до психического расстройства. Так дежурного инженера увезли прямо с пульта ГЭС.
 
Нам пришлось перестроиться на военный лад. Матерей с детьми, стариков стали эвакуировать  в тыл. Оставались только те, кто был нужен для обороны Заполярья. От бомбёжки люди доходили до психического расстройства. Так дежурного инженера увезли прямо с пульта ГЭС. После бомбежки вытаскивали раненных и убитых из развалин домов, бараков, землянок, с территории станции, с фермы. Роды принимали в лесу. С питанием было очень тяжело.  Мурмашинцы собирали грибы, ягоды, ловили рыбу. Медработники следили за санитарным состоянием посёлка, предприятий, общежитий, за общественным питанием в столовой. Снимали пробу, закрывали в шкаф под замок до следующего дня, расписывались в тетради. Все боялись диверсии. Но однажды часа через два-три после обеда стали поступать больные  с жалобами на боли в животе, на головные боли, рвоту. И так в течение 4 часов поступило 96 человек, 14 из них с потерей сознания в тяжелом состоянии. Сразу прибыли работники МВД. Опечатали нашу пробу в столовой и оправили в лабораторию. Яд нашли в грибах.
 
В столовой расставляли графины с хвойным настоем, все пили перед обедом в обязательном порядке, потому что были случаи заболевания цингой, тифом. Медикаментов было мало. Транспорта почти не было, поэтому раненых отправляли в Мурманск на попутных машинах. Фашистские самолеты гонялись почти за каждой такой машиной…»
 

Защищали оборудование от бомб

Из воспоминаний бывшего начальника производственно-технической службы  ЦЭС «Колэнерго» Павла Земского.
«Во время войны я работал на подстанции ПС-18 (110 кВ). Из её персонала на борьбу с захватчиками ушли В.А.Смирнов, С.П.Касаткин, В.А.Андреев, С.И.Калугин, и ещё несколько человек из ремонтного персонала. На остальных наложили бронь, в том числе и на меня.
 
С первых дней войны оставшиеся работать приступили к защите оборудования от повреждения бомбами. Строили защитные стенки вокруг трансформаторов, засыпая их грунтом, рыли канавы, делая убежища, участвовали в строительстве ДОТов и ДЗОТов.
 
С питанием было плохо. Поэтому по призыву партии мы приняли участие в развитии индивидуального огородничества. В этом деле опыта ни у кого не было. Считалось, что на Севере ничего не растет. Прямо на территории ОРУ-110 кВ вскапывали землю, где были тысячи камней. Участки были небольшими, но при умелой обработке земли можно было добиться высоких урожаев картофеля. «Полярная  правда» от 15 февраля 1944 года опубликовала список передовиков сельского хозяйства Заполярья, которые занесены на областную доску Почета. В их числе значатся работники подстанции № 18 С.К.Сидоренко и автор данных строк.».
 

Работали за троих в экстремальных условиях

Из воспоминаний бывшего управляющего «Колэнерго» Н.Е.Колембета:
«- Война! - страшным эхом прокатилось по тундре.
Нас осталось совсем мало. Работать приходилось одному за троих. Необходимо было поддерживать эксплуатацию линий электропередачи и подстанций. Демонтировалось и вывозилось  в глубокий тыл многое оборудование подстанций, свертывались провода линий. Оставалось лишь то, что служило для обеспечения электроэнергией баз Северного флота, да еще электрифицированной железной дороги - трассы стратегического значения.
 
Когда через несколько дней я проехал от поселка Оленья до Мончегорска, то на протяжении всей дороги видел лишь столбы без проводов. Тундра оголилась. Сердце мое стиснулось от боли, но сознание подсказывало: «Так надо. Не оставлять же фашистам народное добро».
Гитлеровцы были наглы и уже на 2-3 день войны они бомбили наш Кировск. Мы эвакуировали в тыл жен и детей. Остались лишь те, что вместе с лопатой или ломом держал в руках винтовку.
 
Зимой самолеты с черной свастикой снова летали над тундрой. И следы после себя оставляли. Была разбита линия между Мончегорском и электростанцией Нива-2. Вокруг на много километров погас свет. Но работы продолжались с невиданным упорством. Рабочий человек - воин многое брал на себя.
 
Вот хотя бы бригада линейщиков Тимофея Хамицевича. От природы богатырь, и ребят подобрал себе под стать. Что ни парень - орел. Возьмется такой за дело и не отступит, пока не одолеет его.
 
Сутки надо было добираться по бездорожью до поваленных бомбами столбов. А линейщики прошли это расстояние за 16 часов. Трое суток требовалось для того, чтобы восстановить линию и подать электроэнергию Мончегорску. Линейщики Хамицевича управились за сутки.
 
Да, жаркое выпало время. Но на фронте оно было еще горячей. Под ударами Советской Армии гитлеровцы откатывались назад . Мы ликовали. Победа стучалась в нашу дверь.
 
В 1943 году мы приступили к восстановлению хозяйства. С тыла привезли оборудование. Первым делом взялись оживлять Мончегорскую подстанцию, снабжающую электроэнергией стратегически важный комбинат Североникель. Трудились с воодушевлением. Пример самоотверженного труда показывали работники во главе с начальником службы Борисом Ивановичем Сысоевым и мастером Николаем Антоновичем Безрученко.
Работа энергетиков была отмечена правительством. За бесперебойное снабжение электроэнергией и восстановление объектов группа товарищей была награждена орденами и медалями».
 

Восстанавливали электроснабжение в прифронтовой полосе

Из воспоминаний бывшего старшего инженера производственной службы подстанций СЭС Колэнерго А.М.Исковского:
 
«И вот 1941 год. Продолжалось строительство подстанции ПС-5 в Мурманске, не хватало рабочих рук. А тут – война… Лучшие товарищи ушли защищать Родину, а оставшимся на производстве нужно было обеспечить бесперебойное  электроснабжение по сути фронтового города и области. Не стало выходных, люди работали, не считаясь с личным временем. Да тогда и личного ничего не было, все было отдано победе.
 
Частые отключения, ликвидация аварийных очагов (особенно тяжело было линейщикам) - это выматывало людей. К тому же, если выпадали свободные от работы вечера, то каждый работник должен был пройти 110-часовую программу воинского обучения. Вечерами изучали оружие, а если приходилось днем, то занимались тактической подготовкой. Так прошла зима 41-42 годов.
 
Вспоминается один эпизод - я тогда был монтером на подстанции ПС-1. Ночью в январе поднялся ураган и военная база г. Полярный осталась без напряжения. Подводные лодки не имели возможности готовиться к выходу в море, поэтому поступил приказ произвести обход ЛЭП-121. Одному идти невозможно - ветер сбивал с ног. Мы с коллегой Н.Е.Морозовым пошли вдвоем. Кроме того, линия  шла через 3-й и 2-й рубежи обороны, поэтому надо было форсировать минные поля, через которые нас провели военные. Мы должны были дойти до Ретинского, но по пути обнаружили переломленную ветром анкерную опору, поэтому нужно было возвращаться незамедлительно. Я настолько выбился из сил, что местами Морозову пришлось тащить меня волоком. Было тяжело, но мы приказ выполнили.
 
Впоследствии мне приходилось не один раз ходить по этому маршруту, так как остальные 5 человек болели цингой  и ходили с распухшими ногами. Меня же, по молодости, очевидно, этот недуг миновал.
 
В 1942 году пришел мой черед с оружием в руках защищать Родину. После учебного отряда я пошел на подводную лодку. Вернулся в Колэнерго лишь после 8-летней службы на флоте. Вот и тружусь....»